Titulo

Кандидат в президенты Молдовы: Я готова сказать Путину, что Крым – это Украина, а Россия напала на Донбасс

Майя Санду, лидер оппозиционной молдавской партии PAS, уже удивила страну. Бывший министр образования, которая провела в свое время реформу в этой области, в первом туре президентских выборов получила неожиданно высокий результат 38,7%.
Причем – вообще без расходов на наружную рекламу. Сообщает http://life-book.info/

Такой успех даже дал наблюдателям основания сомневаться в победе лидера гонки, лидера пророссийской Соцпартии Игоря Додона (48%), который известен в Украине своими заявлениями про «российский Крым». До первого тура Додоне называли несомненным победителем.

И хотя шансы на то, что Санду выиграет выборы, все равно остаются довольно невысокими, мы решили поговорить с новым публичным лидером молдавской оппозиции. В интервью ЕП Майя Санду рассказала о причинах успеха кампании, об отношениях с Украиной, о пути решения приднестровской проблемы и о своих действиях в случае, если ЦИК объявит победителем ее конкурента.

«Европейская правда» одновременно также обратилась с предложением об интервью к Игорю Додону и ждет его согласия.

«Люди считают, что воровство – это и есть евроинтергация»

– Какова ваша цель – зачем вы идете в президенты?

– Я хочу, чтобы люди поверили в Молдову. Сейчас молодежь уезжает из Молдовы, поскольку не верит, что в этой стране можно построить будущее.

– У президента нет полномочий, которые позволили бы изменить страну.

– Президент может показать, что государством можно управлять иначе. Я и не говорю, что президент может решить все проблемы, но он может показать, что есть надежда. Что такие люди будут во всех госорганах, будут в парламенте, что мы сможем построить другое общество.

Чтобы люди поверили в страну, нужно сделать первый шаг.

– В сфере ответственности президента – внешняя политика. Куда вы планируете вести Молдову?

– Никуда!

Я не планирую вести Молдову куда-либо, я хочу внедрить европейские стандарты жизни здесь, в Молдове. И когда это произойдет, все смогут сами понять, какая модель развития лучше – европейская, или… или другая.

– Опросы показывают, что большинство видит будущее Молдовы с Россией.

– Я не собираюсь с этим бороться. Пусть люди сами решат, но перед тем увидят, что такое европейский путь развития. Да, у нас были правительства, которые говорили, что они проевропейские, но при этом – воровали у людей, не выполняли свои обещания.

В этом корень проблемы. Люди считают, что вот это и есть «европейская интеграция», и, конечно, думают, что она им не подходит.

Так что нужно сперва показать людям, о чем речь, а потом – спрашивать.

«Крым – это Украина, как же иначе?»

– Вопрос об Украине: как вы считаете, что происходит сейчас на Востоке страны?

– Ответ очевидный: у вас война, у вас конфликт с Россией. Это – то, что касается Донбасса, но кроме него есть еще и Крым, который является украинским. И я не могла представить, что такое может произойти в наше время.

– Хочу уточнить – в случае избрания, на официальных встречах вы будете готовы настаивать на такой позиции?

– Конечно, а как иначе?

– Ну вот представим, приходите вы на встречу с Путиным и говорите: господин президент, на Донбассе ваши войска, а Крым вы украли. Вряд ли это поможет переговорам.

– Как от этого может измениться моя позиция? Крым – это Украина, так же, как Приднестровье – это Молдова. Мне кажется, тут всё понятно.

Другой вопрос, что на встрече с российским президентом я буду обсуждать двусторонние молдовско-российские вопросы. Это – проблемы экспорта, проблема Приднестровья, проблемы граждан Молдовы, работающих в России.

Но если при этом мне будет задан вопрос об Украине – я скажу то же самое, что говорю вам(…)