Titulo

«Кому ты на*уй нужен, инвалид?»: легенда «Динамо» рассказал, как Суркис выгнал его из клуба


Экс-защитник «Динамо» Владислав Ващук признался, что в 2002 году президент киевлян Игорь Суркис брутально выгнал его из клуба, не захотев подписывать новый контракт.




Футболист рассказал, что хотел продлить соглашение, но получил жесткий отказ от босса «бело-синих». Сообщает http://www.zvistka.net/

«Ответ был неожиданный и очень жестокий. «Контракт??! Какой, на @уй, контракт?!? Кому ты, на @уй нужен, инвалид??! Пошёл вон отсюда!!!» Как вышел из кабинета — не помню», — написал Валадислав на своей странице в Facebook.

Вот собственно его текст в Фейсбук:

О моментах, меняющих жизнь.

Недавно смотрел старый фильм с Джеймсом Белуши. Он там играет такого классического лузера, переживающего из-за того, что не словил бейсбольный мяч в ответственном матче. И в баре ему наливают коктейль, возвращающий все назад. Мяч пойман и судьба идёт совсем по-другому. А в конце фильма понимает, что не все судьбоносные моменты нужно менять.

Для меня таких моментов было два.

1993. Я, Саня Шовковский, Серега Фёдоров и Серега Баланчук идём на разговор с Михаилом Фоменко. Четыре восемнадцатилетних оболтуса, играющих за ФК «Борисфен» . Понимаем, что позвали не просто так, но перед тем как заходить — договариваемся, что если кого-то из нас не возьмут, то в дубле «Динамо» играть откажемся. Либо всех, либо никого.
Разговор начинается неожиданно.

» — мы посмотрели на тебя, подумали… вобщем, берём тебя в основу. Ты нам нужен»
Сказать, что я ошарашен- значит, ничего не сказать. Ведь вчера Динамо выиграло у «Барселоны» 3:1!! Это даже не мечта, это что-то сверхмечты!!

А я собираюсь с мыслями и выпаливаю : » У меня — друзья! Мы тут решили, что мы все вместе…»

Ответ был жёсткий.
Очень жёсткий.

Из кабинета тренера я вышел игроком основного состава. А Саня, Серега и Серега , конечно же, согласились играть в дубле.
Каждый в отдельности. Детство кончилось. И начался — Футбол.

2002. Ноябрь. Четыре месяца после травмы — разрыв крестообразной связки. Кто знает, тот поймёт- о чем я. Два месяца на костылях, потом полгода минимум восстановление. Лобановского уже нет.
Тяжело болеет мама. Рак. Ежедневно уходят сумасшедшие суммы, рак — страшная болезнь.
Месяц пытаюсь попасть к Игорю Михайловичу Суркису, ведь контракт заканчивается, а подписывать его продление никто не хочет. Звоню ежедневно в отдел кадров, а в ответ — нет, Влад, ничего…
Наконец пробился к Суркису. Иду с тайной надеждой попросить об увеличении зарплаты — я же игрок сборной, капитан команды, иностранцы получают в пять раз больше, чем я…

Ответ был неожиданный и очень жестокий.

» Контракт??! Какой, на @уй, контракт?!? Кому ты, на @уй нужен, инвалид??! Пошёл вон отсюда!!! »

Как вышел из кабинета — не помню.

Что дальше делать -не понимаю. В «Динамо» я не нужен, а пробоваться в других клубах с травмой — нереально.
В больнице — мама. И каждый божий день нужны лекарства.

Друзьям в Киеве рассказать сразу не смог — от обиды и отчаяния сводило скулы. Я отдавал клубу, все что мог. А когда травмировался — выкинули как собаку с перебитой лапой.
С Егором Титовым мы познакомились через Парфенова. Разобщались, нашли общий язык. И в разговоре с ним на вопрос — ну что там, как нога, скоро на поле — выдал все. И про инвалида, и про контракт и про маму в больнице. Егор помолчал и сказал : «… давай я попробую у себя в клубе поговорить. Может, заберут тебя..»
Набрал он меня в тот же день вечером. Сказал, что меня ждут.

Червиченко я со старта сказал : » У меня — травма. Врачи говорят — нужно ещё полгода. »
Тот не смутился и ответил : » Ты нам — нужен. Восстанавливайся. Будем ждать.»

Через полчаса в кабинете появились юристы команды, объяснили, что мне нужно отослать уведомление в мою команду по почте и только после этого подписывать контракт со » Спартаком» .
Приехал домой, все отправил и стал собирать вещи в Москву.
За неделю мне никто не позвонил и я искренне радовался, что нашёл работу, хоть и в другом клубе, но все же…

Реакция Суркиса была неожиданной и резкой.

Где-то через неделю (почта тогда работала медленно), раздался звонок. Сдавленным голосом секретарша сказала: «Влад, к Игорю Михалойвичу… срочно..»
Игорь Михайлович встретил меня с улыбкой. Сказал : » Ну все, пошумели и хватит, иди контракт подписывай. » И предложил зарплату.
Точно такую же, как в «Спартаке».
В футбольном мире секреты держатся недолго.
Я собрался с мыслями… и отказал.
Вы не понимаете, чего мне тогда это стоило! Привычка подчиняться сидела уже на генетическом уровне, пересилить себя тогда было очень тяжело.
Крик стоял такой, что слышно было на всех этажах. Но я уже чётко понимал — я уже дал слово и должен за него отвечать. Решение я не изменил. И ушёл.

Открыв тем самым себе двери в ад.

Который мне предстояло пережить.

P.s. Продолжение следует.