Titulo

«ПОМЕР ТРОФИМ – НУ И БОГ С НИМ». КАК ЖИТЕЛИ ДОНЕЦКА ОТНЕСЛИСЬ К УБИЙСТВУ МОТОРОЛЫ

Убийство Моторолы (гражданина РФ Арсена Павлова), совершенное вечером 16 октября, вызвало в Донецке много разговоров. Однако чувства скорби по безвременно ушедшему «герою Новороссии» никто не испытывал.  Сообщает http://newsonline24.com.ua/

Мало того, некоторые люди были возмущены тем фактом, что траур по Мотороле длится дольше, чем, например, по шахтерам, погибшим под завалом. И уж совсем никто не поверил в то, что Павлова убили украинские диверсанты, несмотря на все старания «официальных органов» незаконной ДНР.

Сначала никто не поверил в то, что «лицо Новороссии» — пусть и не самое презентабельное, но идеально «раскрученное» пропагандистами – просто взорвали в центре Донецка. Хотя Мотороле уже был знак – летом в травматологической больнице на него было совершено покушение. После взрыва 24 июня у боевика начались проблемы с глазом, из-за чего он практически все время ходил в темных очках.
Но уже в семь утра 17 октября (Арсена Павлова убили вечером 16 октября) старушки на рынке обсуждали взрыв, смерть и строили возможные версии. Ближе к завтраку гибель командира бандформирования «Спарта» была, пожалуй, единственной темой, о которой говорили все. В то, что Моторолу прикончили украинские диверсанты, не то что не поверили – это даже не обсуждалось, хотя об этом через полчаса после гибели Павлова сообщили «официальные лица ДНР». Потом, правда, они спохватились и сообщили, что начали «расследование убийства», не называя подозреваемых. Представить, что некие диверсанты в центре города, в охраняемом доме, который находится в охраняемом квартале, спокойно мастерят на тросе лифта (или на его внешней стенке) взрывное устройство – трудно, даже имея хорошую фантазию. Занести оборудование для взрывного устройства, смонтировать, настроить – все это требует времени, между тем только на этаже, где находилась квартира Моторолы, обычно дежурили до четырех боевиков.
— Очень может быть, что в лифте было еще какое-то видеоустройство. Ведь надо было дождаться, чтобы именно Моторола зашел в лифт, а не какой-нибудь сосед с пятого этажа. И как только наблюдатель получил сигнал с камеры, он привел в действие взрыватель дистанционно, — предположил бывший инженер, а сейчас обычный донецкий пенсионер Марк Леденев.
Марк Петрович говорит: в его дворе в тихом Ленинском районе Донецка обсуждают только две версии убийства:

— Либо свои же завалили, либо россияне. Да бросьте вы о диверсантах, честное слово, уже надоело! Слово-затычка. Чуть ветер не так подует, так сразу кричат «диверсанты»!

Чем же Арсений Павлов по кличке Моторола так насолил «своим», в Донецке догадываются.
— Металлолом не поделил, между прочим, с тем же Гиви (Михаил Толстых, главарь другого бандформирования ДНР «Сомали»). Донецкий аэропорт на металл уже попилен чуть ли не до земли. Оттуда грузовики шли забитые. А в прошлом году Моторола и Гиви схлестнулись, кому пилить, кому зарабатывать на этом. Чуть, говорят, до стрельбы дело не дошло. Но как-то договорились, опять друзья и все такое…
А роль россиян в инциденте рассматривается, но без особого энтузиазма.
— Как герой фильма «Ворошиловский стрелок» говорил: «Отстреливает вас кто-то, касатиков!». Тут уже такой список показательный – Дремов, Мозговой, Жилин, Моторола и другие. Командиры боевиков, которые могли людей за собой повести. То ли они стали неудобные, то ли просто нахамили не тому, но факт остается фактом. Отстреливают их нагло, некрасиво – машины и лифты взрывают, или просто в упор несколько пуль выпускают, как в кафе «Ветерок». Типа «смотрите все, что будет, если не выполняют приказ сверху». Не знаю, чего там Моторола наворотил, но ясно же, что не за красивые глаза его завалили, — это в разговор вступает мужчина среднего возраста, шахтер Сергей.

Для многих дончан, уверовавших в идеалы «русской весны», россияне – это такие люди, словно сошедшие с плаката «Я — русский солдат», которые приезжают в Донецк навести порядок. Обычно после этого подразделения «армии ДНР» не досчитываются пары десятков «зеленых». Порядок наведен.
— Если это россияне – значит, было за что, — неуверенно говорит бабушка с груженой картофелем тележкой-«кравчучкой». – Он, наверное, украл много.
Наивную бабушку тут же просвещают молодые: и украл, и отжал, и убил. Список внушительный, солидный. Но бабушка жалеет: «Детей его жалко и жинку, сама осталась. На что жить будет?».
Тут разговор переходит в русло подсчета миллионов, которые остались после продажи украденного и отжатого. Обдумываются важные вещи: настоящая ли жена ему бывшая «ополченка» из Славянска Ленка Коленкина, или таковой она не считается, потому что расписывались они по так называемым «законам» ДНР, а в России у Арсена Павлова где-то есть официальная супруга и сын…

Появляется еще один собеседник и, здороваясь, сообщает, что в ДНР объявили трехдневный траур в память об убиенном. В воздухе повисает недоуменное молчание. Первым не выдерживает Сергей:
— Чтоб им повылазило. Значит, когда братаны на шахте под завалом погибли, так один день траур был, а тут моль бородатая – и три дня теперь его оплакивать?! – и уходит, обильно матерясь на весь двор…
Есть третья версия – слегка безумная, как и последние два года жизни Донецка. Моторола жив, относительно здоров и уже где-то надежно спрятан. Инсценировка собственного убийства помогла ему замести следы и скрыться от тех, кто действительно замышлял его убрать.
— Тело же не показали, лица никто не видел. На видео, когда выносили труп из лифта, все это квадратиками закрыли. Так что, может, и не Моторола там вовсе, — прикидывает студент по имени Юрий. – Так в фильмах часто делают, почему бы и в жизни это не повторить. Тем более, что все время были какие-то знаки, да и он сам понимал, что рано или поздно его уберут, он же не бессмертный. Кого-то пустил в расход в этом лифте, сам выбрался и умотал, а за ним жена с детьми поехала. Спрячутся где-нибудь в России или в другой стране, да и будут жить, денежки-то имеются.
Возможно, на самом деле кто-то в Донецке украдкой пустил слезу по гражданину России Арсению Павлову, убитому в чужой для него стране. Во всяком случае, в соцсетях некоторые неистовые барышни признавались, что рыдают вот уже вторые сутки. Свечки на аватарках, «помним-любим-скорбим», «отомстим» — это тоже присутствует, но… виртуально. В реальной жизни Донецка очередной взрыв и гибель очередного «героя» несостоявшейся «Новороссии» не вызывает ничего, кроме вялого обсуждения «чего ж он натворил-то». В случае с Моторолой даже это не обсуждалось – и так все было понятно, чего натворил. Не исключено, что где-то друзья и знакомые Павлова сидят задумчиво над рюмкой водки, накрытой кусочком хлеба. Им жалко, что все вот так некрасиво, нехорошо, обидно для него закончилось.
А остальным не жалко.
Остальные интересуются – кто следующий? Гиви? Захарченко? Пушилин? Гиркин?
И с упоением листают соцсети, где острословы упражняются в сочинении забойных шуток о «модели Моторола-200» и о «батальоне специального назначения «Лифт».
Местные телеканалы быстро провели опрос на улицах — мол, «Скорбите?».
«Скорбим», — четко отвечали опытные дончане, уже два года прекрасно знающие, как говорить правильно. Опрос показали по телевидению — шуток в интернете прибавилось.
Не жалеют. Просто дернулись от резкого звука – и дальше живут.
«Помер Трофим – ну и бог с ним», говорят.
Без жалости.