Titulo

ГЛАВА НАЦКОМИССИИ ПО ЦЕННЫМ БУМАГАМ ТИМУР ХРОМАЕВ «РЕГУЛИРУЕТ» РЫНОК ЧЕРЕЗ «СЛИВ» КОНФИДЕНЦИАЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИИ

В распоряжение редакции попала переписка по электронной почте первых лиц Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку (НКЦБФР).  Сообщает http://izvestia.kiev.ua/


Судя по переписке, круг интересов главы комиссии Тимура Хромаева касается не только ценных бумаг, но и рынка энергетики. А «регулирование» рынка ценных бумаг происходит не посредствам инструментов, которые доступны комиссии, как национальному регулятору, а через передачу в общий доступ конфиденциальной информации, касающейся отдельных игроков рынка. Исходя из полученной переписки, депутатм передавалась конфиденциальная информация, притом вырванная из контекста, которая, как обсуждали чиновники «могла исказить картинку». Кроме того, абсолютно очевидно, что сам факт передачи конфиденциальной информации журналистам, депутатам и «представителям МВД» может стать причиной привлечения к криминальной ответственности первых лиц Нацкомиссии. Или как минимум повлечь серьезные вопросы к руководству, которое своими действиями дискредитирует и уничтожает доверие к Регулятору.

Ценная информация про ценные бумаги

В переписке есть письма сотрудника издания «Forbes» советнику главы Нацкомиссии Ольге Каменец. В профиле Ольги на Facebook указано, что она работает советником по коммуникациям в Нацкомиссии. Ранее, в 2005-2009 годах Ольга трудилась директором по PR в инвестиционных фондах Dragon Capital и Concorde Capital. В переписке Ольга Каменец согласовывает с шефом как передать журналистам конфиденциальную информацию, стоимость предыдущих размещений и темы для разработки новых статей. В апреле за комментарием господина Хромаева по операцям с ОВГЗ обратился журналист Forbes Александр Моисеенко (сейчас обозреватель «Экономической правды»). К слову, в профиле Александра указано, что ранее он также работал в НКЦБФР, правда, не указано, в каких годах.



Судя по переписке, после обращения журналиста с ним лично встречался Тимур Хромаев и озвучил много информации, которая по закону является конфиденциальной.

Так, Ольга по поручению господина Хромаева обращается к замдиректора департамента регулирования деятельности торговцев ценными бумагами и фондовых бирж НКЦБФР Ираклию Барамия с просьбой помочь легализировать информацию: «Тимур давал одному журналисту из украинского Forbes данные и графики о манипулировании ценами ОВГЗ, но просил не ссылаться на те графики, которые он ему дал, а найти их в открытом доступе. Конечно, журналист ничего не нашел. Поэтому Тимур меня перенаправил к автору того самого конфиденциального анализа, то есть к Вам. На какой источник ссылаться журналисту, публикуя эти данные??? На Комиссию нельзя. У кого эти данные могут быть еще формально?», - интересуется Ольга.



 Судя по следующему письму, журналисту были пересланы те самые конфиденциальные таблицы, о которых пишет господин Барамия.


После этого начался процесс «легализации» предоставленной информации – журналиста попросили прислать официальный запрос. Чтобы отдать в публичную плоскость конфиденциальную информацию в Нацкомиссии сходятся на том, что информация о сторонах сделки будет скрыта. В конце пиарщица извиняется перед замдиректора департамента за навязчивость, объясняя свои вопросы некомпетентностью журналиста: «Сорри, журналист попался как дитя малое».


Уже на следующий день, 20 апреля на сайте Forbes публикуется материал за авторством Александра Моисеенко «Непростой долг: на рынке гособлигаций грядут изменения» .

Информация, о которой идет речь в переписке приведена, как и просили, без ссылки на Нацкомиссию: «Так, по данным Forbes, если учитывать технические сделки, то по некоторым гривневым ОВГЗ коридор доходности может расширяться до значений от «минус» 90% до «плюс» 60%. По ОВГЗ, номинированным в валюте, доходность также лежит в широком коридоре – от «минус» 100% до «плюс» 220% (если не брать в расчет совсем уж аномальные сделки с доходностью от «минус» 300% до «плюс» 1800%».


Перспективы биржевого холдинга и бесперспективность «Перспективы»

Следом за удачной публикацией о рынке ОВГЗ Ольга Каменец с Александром Моисеенко приступает к подготовке новой публикации – о злоупотреблениях на бирже. Однако Ираклий Барамия сомневается в возможности передачи конфиденциальной информации. «По определенным эпизодам исходя из материала, по которым мы смогли установить манипулирование у нас были дела, но в конкретику я бы не уходил, с учетом, что имеем дело с публичностью, реакция разная может быть. В общем практику нашу дать и сделать акцент на ограниченные полномочия», - пишет он.

Сам Хромаев пишет, что они не могут комментировать частные факты, которые не были зафиксированы в решениях и санкциях комиссии.







При этом Ольга рассматривает возможность сообщить журналисту, что по подозрению в манипулировании ценными ОВГЗ на фондовой бирже «Перспектива» комиссией было возбуждено три дела в сентябре 2015 года. Также она предлагает ряд тезисов, которые могут быть озвучены без упоминания Нацкомиссии.

Такое недовольство Нацкомиссии биржами и «слив» нужной информации в СМИ совпало с инициативой Тимура Хромаева создать в Украине биржевой холдинг. "У нас есть 10 бирж. Хоть одна из них является финансово устойчивой, вам известны их финансовые показатели? Мы создаем платформу для присутствия стратега. Более того, мы начнем это делать со стратегом и институциональным инвестором. У нас уже есть интерес со стороны международных финансовых организаций на участие в холдинге", - отмечал он в интервью «Интерфакс» .

На каких условиях публиковал тексты Александр Моисеенко – в переписке не указано. Возможно, Нацкомиссия предоставляла ему выгодные им факты в расчете, что он, «как дитя малое» возьмет их в работу и опубликует выгодный господину Хромаеву материал. Однако дальнейшая переписка Ольги Каменец с шефом указывает на то, что с рядом СМИ у них были коммерческие отношения.

 Долговые обязательства Тимура Хромаева

18 августа Тимур Хромаев дает поручение Ольге Каменец срочно готовить фактаж по «той теме», при этом просит ее минимизировать расходы по распространению информации и выбрать «латентный источник». Судя по ответу, таким источником Ольга считает «Украинскую правду» и напоминает, что не сможет публиковать новую информацию, пока не будет закрыт долг за предыдущую публикацию. Вероятно, под «долг 10» имеется ввиду $10 тыс.


Статья, по которой образовался долг опубликована еще 7 июля за авторством Дмитрия Рясного - «Под звездой президента: как Коломойский, Григоришин и Суркисы делят энергетику». Откуда у главы комиссии по ценным бумагам интересы в энергетике и необходимость платить за публикацию сумму, почти в 4 раза превышающую его годовую зарплату (согласно декларации, обнародованной на сайте НКЦБФР, его зарплата в 2015 году составила 68,9 тыс грн.) – этот вопрос может быть отдельной темой для журналистов-расследователей.

 Мушак, Геращенко, Ризаненко. Кому еще «слили» конфиденциальную информацию?

Еще одна атака против «Парспективы» произошла ранее, в ноябре 2015 года. Тогда телеканал ZIK в своем расследовании продемонстрировал ответ Нацкомиссии на запрос народного депутата Алексея Мушака. В ответе, подписанном замглавы комиссии Дмитрием Тарабакиным озвучена конфиденциальная информация.


Так, регулятор раскрыл конфиденциальную информацию по отдельным сделкам, заключенным на ОАО «Фондовая биржа «Перспектива», ее участникам и результаты торгов. Сразу после того, как сюжет появился в СМИ Ираклий Барамия написал господину Хромаему, что разглашение информации попадает под уголовный кодекс, и нужно быть аккуратнее с теми, кому передается информация. «Дупутату запрещено разглашать конфиденциальную информацию, статья 19 про статус народного депутата. Вот недавно Геращенко давали инфо. Там вообще с физиками», - пишет он. При этом подтверждает, что 6 октября депутату передали конфиденциальную информацию по ОВГЗ. А сам Хромаев отмечает, что таблицу они давали неким «представителям МВД во время наших встреч». Интересно, это встречи в рамках каких-то уголовных дел, или конфиденциальными таблицами господин Хромаев делиться за чашкой кофе со своими, «дружественными следователями»?


Но самое интересное, что на сайте Верховной Рады Украины отсутствует информация о любых запросах Алексея Мушака к комиссии. А значит предоставление ему Регулятором информации можно считать безосновательным. Либо депутатский запрос был придуман как повод «подсветить» нужную комиссии информацию.

При этом советник Ольга Каменец предлагает заявить от имени Нацкомиссии, что они не передавали в СМИ конфиденциальную информацию и что депутат Мушак должен нести ответственность в рамках украинского законодательства. Чтобы отвести удар от Тимура Хромаева, Каменец предлагает «написать гневное письмо Мушаку, и на базе этого письма дать новость в СМИ». Мало того, что информация конфиденциальная, она еще, судя по тезисам Ольги Каменец еще и искаженная, и подводит к тому, что Нацкомиссия манипулирует инфрпмацией в своих интересах.



Впрочем, судя по недавним заявлениям народного депутата Павла Ризаненко, Мушак – это не единственный человек, которому вопреки законодательству люди Хромаева передали конфиденциальную информацию.

В целом информационная стратегия Тимура Хромаева сводится к тому, что на фондовом рынке работают недобросовестные схемы, царит хаос и злоупотребления, и для изменения ситуации Нацкомиссию нужно наделить значительно большими полномочиями. Так, в интервью УНИАН в прошлом году он отмечал, что Комиссия уже подготовила соответствующий пакет законов, который подан в Администрацию Президента на согласование. Среди новых полномочий - доступ к банковской тайне, возможности проводить расследования и получать информацию от физических и юридических лиц. При этом предлагают избавиться от излишнего контроля со стороны иных государственных органов». Впрочем, мало что из анонсированного господином Хромаевым в должности главы Нацкомиссии было вопрлощено в жизнь. Анонсированные реформы стоят на месте, а чтобы ужесточить контроль на рынке, нужно доказать, что это необходимо. Вот только заигрывание с журналистами и формирование информационного поля путем передачи конфиденциальной информации – это предмет контроля других органов, - правоохранительных. Которые, к слову, тоже получили больше полномочий.

Влад Золотарь.